Реальная хозяйственная сделка в налоговом праве

Содержание

Мы доказали реальность сделки, хотя к ней имели отношение однодневки

Реальная хозяйственная сделка в налоговом праве

Мы доказали реальность сделки, хотя к ней имели отношение однодневки

ЗА СЧЕТ ЧЕГО СЭКОНОМИЛИ: Налог на прибыль и НДС

СКОЛЬКО: Более 13 млн рублей доначислений, пеней и штрафов

ЧЕГО ЭТО СТОИЛО: Пришлось доказывать, что наличие сомнительных признаков у учредителей контрагента не говорит о нереальности сделок. Подписание документов неустановленными лицами — не безусловное доказательство получения необоснованной выгоды

Входе выездной проверки налоговики усомнились в реальности сделок с одним из поставщиков. Они сняли расходы и вычеты по спорным сделкам и, соответственно, доначислили компании налог на прибыль и НДС. При этом контролеры предъявили нетипичные доводы. Они заявили, что учредители контрагента — однодневки.

Компания не согласилась с доначислениями и с нашей помощью подготовила возражения на акт проверки. Отменить решение инспекции удалось в вышестоящем налоговом органе. Компания избежала судебного разбирательства.

Три учредителя контрагента оказались однодневками

Учредителями спорного поставщика выступали три юридических лица. В ходе проверки контролеры обнаружили у них сомнительные признаки. Организации были зарегистрированы по массовому адресу, руководители и участники также были массовыми. Транспортные средства, недвижимость, земельные участки отсутствовали. Персонала, технических и материальных запасов тоже не было.

Организации представляли налоговую и бухгалтерскую отчетность с минимальными показателями. Самое интересное, что у них не было даже расчетных счетов в банках. На основании этого налоговики пришли к выводу, что учредители компании-поставщика не вели финансово-хозяйственную деятельность. Это свидетельствует о том, что сделки с контрагентом нереальны.

В апелляционной жалобе компания указала, что претензии к учредителям поставщика не имеют никакого отношения к спорным сделкам. Тот факт, что учредители контрагента имеют сомнительные признаки, не говорит о нереальности поставок. Довод о том, что учредители не могли вести деятельность в силу отсутствия материальных ресурсов, необоснован.

Поскольку свою деятельность они поручили вести как раз учрежденному ими обществу — контрагенту налогоплательщика. У последнего также не было в собственности транспортных средств, недвижимости, оборудования. Контрагент взял активы в аренду. Законодательство это делать не запрещает. Отсутствие имущества не делает деятельность компании фиктивной.

Контрагент опроверг доводы об отсутствии персонала и активов

Контролеры проанализировали банковские выписки поставщика. Они обнаружили, что все средства, поступающие на расчетный счет, он перечислял в адрес компаний с сомнительными признаками. В рамках встречных проверок последние не представили никаких документов. На этом основании проверяющие заявили, что эти юрлица не могли поставлять товар контрагенту. Их банковские выписки не подтверждают закупку товара. А значит, они не отгружали товар контрагенту, а последний, в свою очередь, не отгружал его налогоплательщику. Сделки по поставке ТМЦ нереальны.

Особенно проверяющих порадовало то, что контрагент не уплачивал налоги. Хотя представлял в инспекцию декларации с суммами к уплате. Но в решении по жалобе УФНС указало, что вывод о представлении отчетности с показателями, не соответствующими реальным оборотам, могут подтвердить только результаты проверки в отношении самого контрагента.

Контролеры заявили, что контрагент не перечислял зарплату, арендные и коммунальные платежи. После получения акта проверки компания обратилась к поставщику за разъяснениями. Он представил копию договора аренды, а также банковские выписки, в которых отражены арендные платежи и прочие хозяйственные расходы.

Штатное расписание и приказы о передаче менеджерам контрагента права подписи опровергали доводы налоговиков об отсутствии управленческого и производственного персонала. Эти документы компания приложила к апелляционной жалобе. Тот факт, что контрагент не перечислял зарплату с расчетного счета и не снимал на эти цели деньги, не говорит об отсутствии трудовых ресурсов. Ведь поставщик представлял в инспекцию справки по форме 2-НДФЛ.

Проверяющие обнаружили, что в собственности контрагента не было никакого имущества. Но вышестоящая инспекция указала, что это не свидетельствует об отсутствии реальной финансово-хозяйственной деятельности. Для ведения уставной деятельности компания заключила договор аренды нежилого помещения. Перевозку товара осуществляли сторонние организации.

В ходе проверки компания представила пакет документов, подтверждающих проявление должной осмотрительности при выборе поставщика. Это заверенные копии устава, свидетельств о госрегистрации и постановке на учет, приказов на право подписи документов и т. д.

Организация представила внутреннее положение по проверке добросовестности контрагентов, а также лист проверки по спорному поставщику, в котором были подписи юриста, бухгалтера и менеджера.

Этот документ подтверждал, что различные службы компании проверяли поставщика, перед тем как начать с ним работу и подписать договор.

Показания сотрудников и деловая переписка подтвердили реальность сделок

В ходе допроса менеджер компании пояснил, что никогда не встречался с представителями контрагента. Точное местонахождение поставщика ему не известно. Он общался с одним из его сотрудников по телефону или через электронную почту. Он лично оформлял заявки на поставку товара, руководитель компании их не утверждал и не подписывал. Обмен документами стороны осуществляли по почте. Товар доставляла транспортная организация, с которой налогоплательщик заключил договор. Это подтверждали товарно-транспортные накладные.

Контролеры выяснили, что данный контрагент достался компании от прежнего менеджера по закупкам. Они допросили бывшего сотрудника. Он не подтвердил заключение договора и то, что он был контактным лицом, поскольку прошло слишком много времени. В решении по апелляционной жалобе УФНС указало, что должностные лица компании, в том числе бывшие, подтвердили взаимоотношения со спорным контрагентом. А порядок документооборота и оформления заявок соответствует обычаям делового оборота.

В проверяемом периоде спорный контрагент был одним из основных поставщиков налогоплательщика. Руководитель компании отметил, что поиском поставщиков занимался отдел закупок. При мониторинге продавцов сотрудники отдавали приоритет организациям, предлагающим наиболее выгодные условия продаж. Выбор спорного контрагента был обусловлен лучшей ценой, которую он предложил на рынке. Об этом свидетельствуют прайс-листы поставщиков данной продукции. Компания прекратила сотрудничество с контрагентом, так как поступило более выгодное предложение.

В акте проверки инспекторы указали, что компания не представила деловую переписку с контрагентом. Они отметили, что электронная переписка таковой не является. Судя по тексту, компания переписывалась с иным юрлицом, а не с контрагентом. Это также свидетельствует о нереальности сделок. В апелляционной жалобе организация указала, что контрагент действовал в рамках лицензионного договора на использование товарного знака. Поэтому в переписке фигурировало третье лицо. Копию лицензионного договора компания приложила к жалобе.

В дальнейшем налогоплательщик реализовал спорный товар. Он представил счета-фактуры и товарные накладные, выписанные в адрес своих покупателей. Это еще раз подтверждает реальность приобретения товара у контрагента.

Компания не могла знать о недостоверности подписей в первичке

Проверяющие заявили, что счета-фактуры и товарные накладные от имени контрагента подписали неустановленные лица. Контролеры назначили почерковедческую экспертизу (ст. 95 НК РФ). Эксперты установили, что из десяти менеджеров, подписавших счета-фактуры, достоверно подлинными являются только подписи одного из них. Остальные подписи указанным лицам не принадлежат.

Компания инициировала повторную почерковедческую экспертизу. Специалисты подтвердили, что первая процедура проведена с нарушениями. Следовательно, налоговики не вправе опираться на ее выводы. Компания приложила к апелляционной жалобе копию паспорта руководителя контрагента. Его подпись визуально совпадала с подписью в приказе и в других документах.

Компания получила от контрагента заверенные подписью директора и печатью приказы на передачу права подписи документов определенным сотрудникам. В приказах были образцы подписей этих сотрудников.

Вышестоящая инспекция также отметила, что подписи менеджеров в приказе и в документах визуально идентичны. Организация не знала и не могла знать о пороках подписей и не обязана проводить экспертизу документов. О правомерности позиции общества свидетельствует обширный пласт судебной практики (определение ВАС РФ от 08.08.13 № ВАС-10423/13, постановления ФАС Московского от 05.03.12 № А40-69750/10-111-346, Уральского от 16.10.13 № Ф09-11085/13, Центрального от 14.03.13 № А48-1141/2011 округов).

В решении по апелляционной жалобе УФНС указало, что результаты первоначальной экспертизы о недостоверности подписей носят вероятностный характер. Факт подписания счетов-фактур неустановленными лицами — не основание для признания налоговой выгоды необоснованной (постановления ФАС Центрального от 27.02.13 № А64-1283/2012, Московского от 11.03.13 № А40-20430/12-107-93, Поволжского от 28.03.12 № А57-7066/2011, от 29.11.12 № А65-12846/2012 округов).

УФНС подчеркнуло, что недостоверность счетов-фактур не может самостоятельно в отсутствие иных фактов и обстоятельств стать безусловным основанием для доначислений. К аналогичному выводу высшие судьи пришли еще в 2010 году (постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.10 № 18162/09).

Источник: http://law-llc.ru/news/my_dokazali_realnost_sdelki_khotya_k_ney_imeli_otnoshenie_odnodnevki

Фиктивность сделок. Позиция налоговых органов и судов

Реальная хозяйственная сделка в налоговом праве

В ходе проведения мероприятий налогового контроля (проверочных мероприятий) в отношении налогоплательщика, налоговый орган может прийти к выводу о совершении проверяемым лицом фиктивных сделок или хозяйственных операций с определенным кругом контрагентов.

Что же сегодня под фиктивной сделкой понимают налоговые органы? С позиции налоговиков, фиктивная сделка – это сделка, совершенная налогоплательщиком без преследования какой-либо хозяйственной цели.

Иными словами, это сделки или иные хозяйственные операции, которые совершены налогоплательщиком и его контрагентом исключительно с целью снижения налогооблагаемой базы.

Такие выводы налоговиков довольно чреваты для налогоплательщиков и могут привести к очень серьезным последствиям – доначисление налогов, пени, начисление штрафов, порой приравненных по размеру к годовой выручке компании налогоплательщика.

Читайте также  Банковская гарантия в налоговом праве

Самым неблагоприятным для налогоплательщика исходом может послужить передача материалов налоговой проверки в следственные органы для возбуждения уголовного дела по фактам намеренного уклонения налогоплательщика от уплаты налогов и сборов.

При этом если сам налогоплательщик осуществляет свою деятельность на абсолютно легальных условиях, это не значит, что к нему не могут быть предъявлены обвинения по фактам нарушения налогового законодательства, поскольку в группу риска также могут попасть те компании, чьи контрагенты уже находятся на так называемой «галочке» у налоговиков как контрагенты, замеченные в фиктивных сделках с иными лицами.

Методы выявления фиктивности сделок и хозяйственных операций налогоплательщиков

Так, в процессе проведения проверочных мероприятий или камеральных налоговых проверок налоговики осуществляют проверку контрагентов налогоплательщика на признаки «фирмы-однодневки» или их фигурирование в ином реестре компаний, осуществляющих «серую» деятельность (более подробно о «фирмах-однодневках» можно узнать из нашей статьи «Ответственность за регистрацию «фирм-однодневок» и за внесение ложных сведений в ЕГРЮЛ», в которой мы раскрывали понятие «фирм-однодневок» и указывали какие действия предпринимают налоговые органы в отношении «фирм-однодневок»). Если у проверяемого налогоплательщика будут выявлены подобные контрагенты, налоговые органы запускают в отношении такого налогоплательщика комплекс проверочных мероприятий, направленных на сбор доказательственной базы, подтверждающей фиктивность сделок, совершенных налогоплательщиком с такими контрагентами. В таких случаях действия налоговиков могут выражаться в следующем:

  • осмотр помещений юридического лица и его контрагентов.В ходе осмотров налоговыми органами выявляются факты нахождения налогоплательщика по своему юридическому адресу, наличия или отсутствия необходимых для исполнения фиктивной сделки площадей, оборудования, товаров, транспорта и т.п., а также наличие на рабочих местах директора компании налогоплательщика и сотрудников.
  • опросы очевидцев.Должностные лица налоговых органов зачастую  подкрепляют свои доводы показаниями очевидцев. В таких случаях  налогоплательщику следует обратить внимание на идентификацию лиц, дающих какие-либо показания в отношении проверяемого налогоплательщика. Часто в протоколе осмотра должностные лица налоговых органов допускают ошибки в составлении протоколов, указывая в нем лишь обобщенную формулировку, к примеру: «со слов сотрудников других (соседних) организаций, о проверяемом юридическом лице они ничего не слышали (не знают)».
  • допросы свидетелей.Протоколы допросов свидетелей также являются одним из доказательств, которые в совокупности могут подтвердить правовую позицию фискалов. Поэтому, налогоплательщику, намеревающемуся оспорить решение налогового органа в судебном порядке предварительно рекомендуется изучить подобные документы.
  • осмотры, оперативные/следственные мероприятия, проводимые правоохранительными органами.При наличии признаков налоговых или других правонарушений в офис компании налогоплательщика могут быть направлены сотрудники правоохранительных органов. В таком случае может быть проведен совместный рейд с налоговой инспекцией, либо только по инициативе правоохранителей. 
  • получение сведений из банков.В ходе проведения такого рода проверочных мероприятий налоговики проводят анализ банковских операций налогоплательщика и его контрагентов. Причем данный анализ может коснуться и контрагентов следующих звеньев из общей цепочки взаимоотношений контрагентов с налогоплательщиком. Здесь налоговики выявляют цепочку циркуляции денежных средств, перехода денежных средств на счета аффилированных компаний, вывода средств или их обналичивание через «фирмы-однодневки» либо на счета зарубежных компаний (офшор).

Позиция налоговых органов в отношении фактов фиктивности сделок. Доказывание фиктивных сделок и операций налоговым органом.

Итак, подобрав необходимую доказательственную базу, налоговые органы принимают решение о наличии или отсутствии фиктивных сделок в составе хозяйственных операций компании налогоплательщика.  Если налоговая все же усмотрит факт совершения налогоплательщиком фиктивной сделки, перерасчета налоговой базы такому налогоплательщику не избежать.

При этом следует учитывать, что по налогу на прибыль для целей налогообложения не учитываются расходы по фиктивным сделкам и операциям, а по НДС следуют отказы в возмещении сумм налога, перечисленного в составе платежей по таким фиктивным сделкам (операциям). В результате налогоплательщик, совершающий фиктивные операции, все равно нарвется на доначисление пени и штрафов.

Самым негативным последствием для налогоплательщика, увлекающегося фиктивными сделками и операции на протяжении нескольких отчетных периодов является то, что при сумме недоплаченных налогов за три года подряд свыше двух миллионов рублей, налоговики не раздумывая передают такие материалы в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела.

 Поэтому решить подобную проблему  можно, пожалуй, двумя способами: первый – добровольно оплатить сумму недоплаченных налогов в полном объеме, второй – добиваться через суд признания актов налоговых органов незаконными. Сразу стоит отметить, что при выборе второго способа решения проблемы с фискалами, налогоплательщик должен быть готов опровергнуть все выдвинутые к нему аргументы налоговиков.

Теперь рассмотрим самые распространенные признаков фиктивности сделок и хозяйственных операций, с позиции налоговых органов:

  • Отсутствие контрагента по юридическому адресу, регистрация контрагента по адресу массовой регистрации;
  • Отсутствие ресурсов для выполнения контракта (складов, оборудования, товаров и т.п.);
  • Неуплата контрагентом налогов в бюджет либо их минимальная уплата;
  • Показания руководства контрагента;
  • Экспертное заключение;
  • Транзитный характер движения денежных средств;
  • Признаки цикличного движения денежных средств;
  • Признаки нелегального вывода денежных средств.

Источник: http://apgmag.com/fiktivnost-sdelok/

Необоснованная налоговая выгода и судебные доктрины, просто о сложном

Реальная хозяйственная сделка в налоговом праве

Предприниматели могут встать на путь уклонения от уплаты налогов по разным причинам. Первые, по моральным причинам, следуя инстинкту.

Часто ответной реакцией на давление государства является уклонение от уплаты налогов, ведь рентабельность бизнеса нередко не позволяет выплачивать налоги и развиваться, так называемая «налоговая ловушка». Вторые – по политическим причинам, не желая поддерживать власть.

Третьи – по экономическим или в силу привычки умело пользоваться законом, оптимизируя налоги. Указанные причины заставляют уклоняться от налогов даже законопослушных граждан.

Судебные доктрины: понятие и смысл

Предприниматели уклоняются от налогов, используя два способа:

А. Некриминальное уклонение от уплаты налогов — налоговые стратегии или без них, позволяющие избегать или снижать налоги. Действия чаще всего не образуют состав налогового преступления и не влекут наступления уголовной ответственности.

Б. Криминальное уклонение от уплаты налогов — подделка документов, фальсификация данных бухгалтерского учета, неоприходование денег, заключение фиктивных договоров.

Мы поговорим о некриминальном уклонении от уплаты налогов без стратегий, т.е. о нескольких способах. Начнем с налоговых доктрин, обсудим, почему судебные налоговые доктрины, не являясь источниками права, фактически играют их роль. Статья ставит перед собой цель дать понимание подхода государства в лице налоговой службы к налогообложению доходов, отметить некоторые работающие схемы, знакомые налоговикам и используемые их клиентами.

В судебной практике большинства государств существуют специальные методы, позволяющие предотвратить уклонение от уплаты налогов:

  • Источники налогового права,
  • меры административного воздействия
  • специальные судебные доктрины

Источники налогового права в РФ

  • Международные соглашения во избежание двойного налогообложения.
  • Конституция Российской Федерации;
  • Налоговый кодекс и федеральные законы;
  • Законодательство субъектов Российской Федерации о налогах и сборах;
  • Нормативно-правовые акты органов местного самоуправления;

Судебные доктрины, не являясь источниками права, фактически играют их роль.

Россия не является страной прецедентного права, поэтому формально судебные акты Высшего арбитражного суда (далее — ВАС), Верховного суда (далее — ВС), Федеральных арбитражных судов регионов (далее — ФАС) не являются самостоятельными источниками права. Но «судебные источники права» — судебные акты ФАС округов, ВАС, ВС и КС — имеют иногда решающее значение в регулировании налоговых отношений и разрешении налоговых споров.

Этому есть объяснения:

Объяснение1. Решения КС обязательны на всей территории РФ для всех правоприменителей;

Объяснение2. Постановления Пленумов ВАС и ВС обязательны для нижестоящих судов, имеют силу обязательного прецедента;

Объяснение3. Постановления Президиумов ВАС и ВС, а так же постановления ФАС округов являются ориентирами при рассмотрении налоговых споров.

Российской практикой выработаны специальные судебные доктрины, применяемые судами для признания сделок не соответствующими требованиям законодательства по мотивам их заключения с целью уклонения от уплаты налогов или незаконного обхода налогов.

Судебные доктрины — это типовые подходы и методы разрешения определенных (типовых) судебных споров. При рассмотрении мы использовали материал на сайте ООО «Юридическая фирма «Ардашев и партнеры». Здесь мы приводим основные четыре используемые налоговые доктрины.

Доктрина1. «Существо над формой» (equity above the form)

Суть: Если форма сделки не соответствует отношениям, которые фактически реализуются между сторонами по сделке, то налоговые последствия определяются в соответствии с реально возникшими между сторонами отношениями (существо сделки).

Как работает: При отсутствии у налогоплательщика или контрагентов реальных условий для ведения соответствующей предпринимательской деятельности, как то нет персонала, производственных мощностей, финансирования, средств транспорта, складов, налоговая выгода от проведения таких операций признается необоснованной. Расходы или сделки с контрагентами признаются ничтожными, доначисляется налог на прибыль, восстанавливается НДС.

Читайте также  Что такое злоупотребление правом в гражданском праве?

Другой пример – замена понятий. Организация заключала с гражданами договоры о совместной деятельности, но устанавливала телефоны. Такой подход позволял не уплачивать налоги (НДС, налог на прибыль и др.) с полученных организацией средств, так как эти средства считались вкладом в совместную деятельность.

ВАСС пришел к выводу о том, что сделка притворная и к ней следует применять правила о договоре выполнения работ по установке телефонов.    

Ссылки на право и прецендент: Нормы ГК РФ (ст. 169, 170), Постановление ФАС СКО от 26.04.02 по делу № Ф08-1304/2002-482А

Доктрина2. «Экономическая целесообразность сделки»

Суть: Если фирма осуществляет деятельность, у нее есть расходы, заключаются договоры и эти действия не направлены на получение прибыли, то и понесенные расходы не могут быть признаны экономически оправданными. Деятельность заведомо лишена экономической целесообразности. Налоговая выгода необоснованна.

Как работает: Признается отсутствие прямой или косвенной связи расходов с доходами, осуществляется исключение сумм из расходов, уменьшающих базу по налогу на прибыль, восстановление НДС.         

Ссылки на право и прецендент:

1.Постановление ФАС СЗО от 13.05.2004 № А26-7795/03-210. Сделав вывод о том, что общество не понесло фактических расходов по оплате товаров, полученных от поставщика, так как имеет место осуществление денежных операций по замкнутому циклу с целью возмещения НДС из бюджета, суд признал правомерным решение ИМНС об отказе в возмещении НДС.

Источник: https://firmmaker.ru/stat/nalogovye/neobosnovannaj-nalogovaj-vjgoda

Как доказать реальность сделки налоговой

Реальная хозяйственная сделка в налоговом праве

Сделки, которые совершаются не в реальности, а на бумаге, – предмет деятельности фирм-однодневок, с которыми постоянно сражается налоговая служба.

Если контрагент будет заподозрен в «проблемности», налоговики в ходе проверки могут попытаться доказать, что хозяйственная операция не имела места в действительности, а только значится таковой по документам.

И даже если в настоящий момент все хорошо, в будущем контрагент может быть взят проверяющими органами на заметку. Поэтому всегда лучше иметь на руках доказательства чистоты и добросовестности совершения сделки в тот момент, когда это происходило.

Рассмотрим, как можно противодействовать попыткам налоговиков признать сделку не имевшей места в действительности.

Кто и что должен доказывать

Если контрагент, с которым фирма имела финансовые дела, признан недобросовестным (иными словами, относится к числу «однодневок»), проверок налоговых органов не избежать. Инспекторы будут рассматривать каждую сделку на предмет получения неправомерной налоговой выгоды. При этом они изучают:

  • движение денежных и товарных потоков (ведет ли фирма деятельность или только «пропускает» через себя деньги и товары);
  • возможную взаимозависимость участников сделки;
  • вероятность налоговой выгоды.

Каждое из этих положений в отдельности еще не является доказательством ненадежности контрагента. Поэтому, несмотря на то что бремя доказательств законодательно лежит на налоговой, в интересах фирмы подтверждать реальность своих сделок самостоятельно. При установлении фиктивности договоров фирма, совершившая сделку с однодневкой, может быть лишена вычета по НДС и/или списания расходов по налогу на прибыль.

ВАЖНО! Налоговая инспекция должна доказать, что сделок с недобросовестным партнером в действительности НЕ БЫЛО, а фирма-налогоплательщик – опровергнуть это утверждение, доказав реальность сделок.

На что «смотрит» налоговая

Что именно вменено в обязанность налоговикам в качестве поиска доказательств:

  1. Подконтрольность недобросовестного партнера налогоплательщику. Если будет выявлена финансовая или иная зависимость контрагента от фирмы, с которой он заключил сделку, то совершенно ясно, что это сделано с целью получения налоговой выгоды. Создавать фирмы-однодневки запрещено законом, а в этой ситуации налогоплательщик не мог не знать, что он сотрудничает с такого рода контрагентом.
  2. ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Такого рода нарушение встречается не так часто, добросовестные фирмы предпочитают не идти на сознательное нарушение закона и не создавать собственных однодневок.

  3. Почему именно этот партнер. Чаще встречается ситуация, когда контрагенты не связаны между собой. Если один из них оказался недобросовестным, налоговая будет исследовать вопрос, почему он был выбран для сотрудничества. Причины выбора контрагента очень важны в доказательстве реальности сделки. Вот почему крайне важно уделять внимание проверке благонадежности потенциального партнера до совершения сделок.
  4. Подписи на документах. Все документы, подписанные от имени контрагентов, должны иметь подписи лиц, имеющих на это соответствующие полномочия. Если окажется, что таковых полномочий подписавшее лицо не имело либо оно вообще не установлено, сделка может быть признана фиктивной.
  5. К СВЕДЕНИЮ! Несовпадающие подписи не могут служить единственным доказательством, особенно в суде, ведь в реальной жизни у партнеров редко имеются возможности производить сличение подписей в паспортах уполномоченных лиц и на документах при заключении сделки.

  6. Оценка достаточности и разумности проверки контрагента. Если налогоплательщик не позаботился о проверке добросовестности будущего партнера, он сам виноват, если тот окажется однодневкой. Необходимо предпринимать ряд мер, устанавливающих «адекватность» партнеров, и пренебрежение ими недопустимо. Налоговики будут исследовать следующие моменты:
    • существует ли установленный порядок отбора контрагентов;
    • если существует, был ли он нарушен в случае выбора данного контрагента;
    • имел ли налогоплательщик дело с другими недобросовестными агентами раньше;
    • как именно проверялась платежеспособность потенциального партнера, его деловая репутация, наличие необходимых условий для выполнения сделки;
    • как оценивалась коммерческая составляющая сделки.

Формирование доказательной базы

Чтобы сформировать доказательства фиктивности сделки, сотрудники налоговой будут обращать внимание на такие обстоятельства и подробно их анализировать:

  1. Предварительный контакт. Были ли предварительные встречи или звонки между руководством или уполномоченными лицами налогоплательщика и потенциального партнера? Отсутствие личных контактов – почти гарантия нереальности сделки.
  2. Доказательства обсуждений. Обговаривались ли условия сделки? Если да, то, значит, она имела место в действительности. Подтверждения могут быть документальные (например, проект договора) и свидетельские.
  3. Осведомленность налогоплательщика. Знает ли контрагент, где именно находятся, к примеру, склады или торговые площади партнера? Если сделка имела место, он не может быть не осведомлен о таких важных моментах.
  4. Как получили информацию о контрагенте? Налоговая заинтересуется, откуда налогоплательщик получил сведения о партнере, если у того нет своего сайта, он не размещал рекламу в СМИ, не имеет рекомендаций от других партнеров и т.п.
  5. Проверяли ли лицензию? Если для осуществления деятельности контрагенту была необходима лицензия, а он ее не имеет, то налицо недостаточная проверка его добросовестности.

Рекомендации добросовестным налогоплательщикам

Самым простым способом избежать неприятностей с налоговой был бы совет не сотрудничать с однодневками. Однако от столкновения с ними никто не застрахован. Даже самая тщательная предварительная проверка может не дать негативных результатов, и при этом в контрагентах окажется недобросовестный партнер.

Например, фирма давно работает с данным контрагентом, не сомневается в нем, заказывает товар или услугу, и слышит ответ: «Это мы делаем через такую-то компанию». Товар получен, но потом выясняется, что «такая-то» компания оказалась однодневкой, и вот у добросовестного налогоплательщика появляются проблемы.

Если он сможет доказать, что сделка была реальной, недобросовестность контрагента в данном контексте не будет иметь значения – он получит свой вычет НДС и включение расходов в базу налога на прибыль. Поэтому нужно позаботиться о своевременной фиксации доказательств, которые будут признаны налоговиками или судом.

ВНИМАНИЕ! Если фирма получила запрос из налоговой о предоставлении документов, касающихся взаимоотношений с тем или иным агентом, это повод не ждать налоговой проверки, а исчерпывающе оказать свою добросовестность.

Доказательства предварительной проверки контрагента

Необходимо сохранять все данные проверки будущего партнера в виде бумажных документов или их сканов или скринов в электронном виде. Проверка должна проводиться не столько, «чтобы быть спокойным самому», сколько для того, чтобы обелить налогоплательщика в случае претензий к контрагенту. Среди этих документов могут числиться:

  • данные из открытых источников (реестры Минюса, ФНС, плательщиков НДС и т.п.);
  • дополнительные документы (не только учредительные, но и доказывающие наличие материально-технической базы, необходимой для оказания услуги или поставки товара).

Регламент заключения договоров

С юристом или самостоятельно руководству следует разработать и утвердить внутренний нормативный документ, регламентирующий способ отбора контрагентов, и в дальнейшем не нарушать эту процедуру при отборе новых потенциальных партнеров.

Аккуратная первичка

Следует составить перечень основных хозяйственных операций, которыми занимается фирма, и соответствующий им набор обязательных первичных платежных документов:

  • накладные;
  • акты выполненных работ или оказанных услуг;
  • отчеты о выполненной работе;
  • счета-фактуры;
  • счета на оплату;
  • технические заявки и др.

Набор первичной документации, доказывающей реальность сделки, будет отличаться в зависимости от предмета конкретной сделки: поставка товара, оказание услуги, выполнение работы.

Обязателен контроль составления всей первичной документации, сопровождающей сделку, и ее непременное сохранение. Чем больше корректной первичной документации, тем меньше вопросов у налоговой по поводу реальности сделки.

Читайте также  Какими правами обладает собственник имущества

Дополнительные доказательства

Приведенные выше рекомендации должны стать частью повседневной деятельности компании. Но иногда можно применить и дополнительные доказательства, уже прошедшие «обкатку» судебной практикой:

  1. Прозрачная дальнейшая судьба предмета сделки. Если налоговые органы сомневаются в реальности сделки с материальными объектами либо правом на имущество, их может убедить отслеживание пути этого товара. Если фирма-налогоплательщик использует их в производстве, продала третьим лицам или они имеются в наличии, сделка не может быть фиктивной.
  2. Налог на имущество платится только с реальных товаров! Если налоговая признала объект спорной сделки базой налога на имущество, значит, сделка была действительной либо налог на имущество окажется переплаченным. Это может быть дополнительным аргументом против налоговой в суде.
  3. «От противного». Фирма может обратиться в третейский суд с иском о признании сделки недействительной и взыскании расходов по ней с контрагента. Тогда доказательства реальности сделки будут подтверждены другой инстанцией. Если сделка была реальна, это будет несложно, тем более истец сам в этом заинтересован. Третейское решение – сильный аргумент, хотя формально оно не имеет законодательной силы для арбитражного суда.
  4. Заключение стороннего эксперта. Закон разрешает налогоплательщику самостоятельно проводить экспертизу по существу дела. Это затратный способ для ответчика, но в случае выигрыша дела расходы возместит налоговая. Экспертиза будет особенно уместна, если налоговики обвиняют в завышении указанных расходов.
  5. Свидетельские показания. Налоговики могут вызывать свидетелей по своему усмотрению, но если дело доходит до суда, там это право есть и у налогоплательщика. Он подает ходатайство о заслушивании свидетеля, отмечая в нем, какие обстоятельства дела он может прояснить (например, видел, как разгружали привезенный товар и т.п.). Реальность сделки может быть подтверждена свидетельскими показаниями, и чем их больше, тем лучше.

Гораздо лучше и эффективнее не собирать доказательства по факту налоговых требований, а иметь их наготове всегда и по любой сделке, особенно с высоким суммовым порогом или увеличенной степенью риска.

Источник: https://assistentus.ru/vedenie-biznesa/kak-dokazat-realnost-sdelki/

Судебная практика по необоснованной налоговой выгоде

Реальная хозяйственная сделка в налоговом праве

Налоговые органы часто обвиняют организации и ИП в получении необоснованной налоговой выгоды. Поскольку такие обвинения влекут за собой серьезные финансовые последствия для налогоплательщиков, они практически всегда отстаивают свою правоту в суде. Иногда это приносит успех, а иногда нет. От чего это зависит, и какие решения принимали суды по таким спорам в последнее время, — в обзоре судебной практики.

КонсультантПлюс БЕСПЛАТНО на 3 дня

Получить доступ

Если Федеральная налоговая служба не смогла доказать, что организация реализовала недвижимость значительно ниже рыночных цен взаимосвязанным лицам, то разница между фактической суммой сделки и реальной стоимостью объектов не может быть признана необоснованной налоговой выгодой, связанной с занижением налога на упрощенной системе налогообложения, налога на прибыль и НДС. К такому выводу пришел Верховный суд РФ.

Суть спора

Общество с ограниченной ответственностью из Анапы обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о признании недействительным решения ИФНС о привлечении его к ответственности за совершение налогового правонарушения. Данное правонарушение выразилось в том, что в период 2010 — 2012 гг. налогоплательщик совершил ряд операций по реализации объектов недвижимости в пользу физических лиц.

При этом, цены реализации объектов недвижимости по договорам купли-продажи были занижены организацией относительно рыночного уровня. Данное обстоятельство было выявлено в ходе налоговой проверки, вовремя которой специалисты ФНС в порядке статьи 95 Налогового кодекса РФ назначили экспертизу, а оценщики сделали выводы об отклонении цены сделки по реализации обществом спорных объектов от рыночных цен.

В результате, ФНС применила нормы статьи 40 НК РФ, определив размер подлежащего налогообложению дохода по данным операциям, исходя из рыночной стоимости отчужденного имущества, и потребовала налогоплательщика заплатить недоимку и штраф по статье 122 НК РФ. Кроме того, проверяющие сделали вывод о том, что доход общества, исчисленный исходя из рыночной стоимости объектов недвижимости, превысил предельное значение, предусмотренное пунктом 4 статьи 346.13 НК РФ.

Поэтому ИФНС пришла к выводу об утрате налогоплательщиком права на применение УСН и возникновении в связи с этим необходимости уплаты налогов по общей системе налогообложения.

Решение суда

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, требование налогоплательщика было удовлетворено частично. Судьи признали недействительным оспариваемое решение налогового органа в части выявления необоснованной налоговой выгоды.

Однако арбитражный суд кассационной инстанции отменил данные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Арбитры указали на существенные нарушения при рассмотрении дела норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела. При рассмотрении в надзорном порядке Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ было вынесено определение от 1 декабря 2016 г.

N 308-КГ16-10862, которым решение кассации было отменено, а судебные акты низших инстанций были восстановлены.

Арбитры, принимая решение о несостоятельности выводов ФНС, не усмотрели оснований для вывода о взаимозависимости между налогоплательщиком и гражданами-покупателями недвижимости. Тогда как ФНС утверждала, что именно отношения между сторонами повлияли на условия данных сделок и экономические результаты их исполнения.

В связи с этим судьи пришли к выводу о невозможности использовать данные о рыночной стоимости объектов недвижимости, представленные инспекцией. Кроме того, суды отказали ФНС в удовлетворении ходатайства о назначении по делу судебной экспертизы для определения рыночной стоимости отчужденных объектов недвижимости.

Арбитры отметили, что проведение экспертизы не может восполнять пробелы и устранять недостатки, допущенные налоговым органом при проведении проверки.

Верховный суд с выводами коллег согласился и отметил, что по общему правилу налоговые последствия совершенных организацией операций определяются из условий заключенных им сделок, а исчисление налогов из рыночных цен вместо цен, согласованных сторонами сделки, возможно только в случаях, установленных законом.

В рассматриваемый период времени полномочия органов ФНС по проверке правильности применения цен в рамках контроля за полнотой исчисления налогов определялись статьей 40 НК РФ.

По ее нормам определенная сторонами сделки цена могла быть оспорена в целях налогообложения только в случаях, перечисленных в пункте 2 данной статьи, а именно:

  • по сделкам между взаимозависимыми лицами;
  • по товарообменным (бартерным) операциям;
  • при значительном колебании уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам в пределах непродолжительного периода времени.

Согласно позиции, приведенной в пункте 13 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.06.1999 N 41/9, в других случаях налоговый орган не может оспаривать цену товаров, работ, услуг, указанную сторонами в сделке.

Кроме отсутствия доказательств взаимозависимости продавца и покупателей, инспекция не смогла доказать и значительность колебания уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) объектам недвижимости в пределах непродолжительного периода времени.

Таким образом, у органа ФНС отсутствовали предусмотренные Налоговым кодексом основания для оспаривания цен, примененных налогоплательщиком при реализации объектов недвижимости в 2010 году, исходя из которых общество определило налоговую базу (доходы) и исполнило свою налоговую обязанность.

При этом, ВС РФ отметил, что одно лишь отличие примененной налогоплательщиком цены от рыночного уровня не позволяет утверждать о направленности его действий на уклонение от налогообложения, поэтому выводы судов первой и апелляционной инстанции являются правильными.

2. Оплата сделки векселями между взаимозависимыми лицами приводит к необоснованной налоговой выгоде по НДС

Организация, которая посредством расчетов векселями с взаимозависимыми (аффилированными) с ней лицами создает ситуацию, при которой источник возмещения НДС из бюджета не формируется, реальность расходов по сделке отсутствует и не предполагается, а сами переданные векселя возвращаются ей по договорам займа, полчает необоснованную налоговую выгоду, искуственно занижая НДС. Поэтому должна понести наказание. К такому решению пришел Арбитражный суд Уральского округа.

3. Непроявление должной осмотрительности ведет к получению необоснованной налоговой выгоды

Номинальный характер деятельности контрагентов организации означает, что налогоплательщик не проявил должную осмотрительность при заключении договоров с формально зарегистрированными фирмами, не осуществляющими реальную финансово-хозяйственную деятельность. Такие сделки могут заключаться в целях получения необоснованной налоговой выгоды. Так решил Арбитражный суд Московского округа.

4. Завышение расходов приводит к необоснованной налоговой выгоде

Если налогоплательщик сознательно завысил расходы, влияющие на базу обложения налогом на прибыль организации, а специалисты ФНС смогли доказать этот факт, у суда есть все основания назначить организации штраф и обязать погасить недоимку. Именно такое решение принял Верховный суд РФ.